Подпишись, а то пропустишь самое интересное!
09Дек

Офис без планктона

Автор: OfficeShare

В Москве создаются «коровники для надомников»

Фрилансеры (внештатные работники) крупных городов мира за последние три года создали новую модель работы — коворкинг (coworking). Вместо того, чтобы работать дома, современные надомники снимают общее помещение и, оставаясь свободными, работают вместе, общаются и обмениваются опытом, заказами и клиентами. В середине года коворкинг пришел на территорию СНГ — сначала в Киев, затем Екатеринбург и Санкт-Петербург; в проекте создание коворкинг-центров в Тольятти, Алуште, Одессе, Перми, Омске.

В Москве полноценного коворкинга нет, хотя предпринимались неоднократные попытки. Что это такое, как это выглядит в регионах и у нас, что получилось, а что не очень, и что ждет столичный коворкинг в будущем  — в материале нашего корреспондента.

Слабоосвещенные пустые коридоры Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ) заполнены тягучим запахом булочек и столовой. За выходящей на узенькую лестницу третьего этажа широкой белой дверью раскинулся первый, единственный и пока еще даже официально не открывшийся столичный коворкинг-центр «Co-pie» —  почти безлюдные 700 квадратных метров. Лабиринт бесконечных серых офисных перегородок делает помещение похожим на пчелиные соты, в которых то тут, то там тихо работают молодые люди. Девушка Саша, администратор, устраивает мне экскурсию:

— Вот переговорная, здесь вот ребята работают, вот здесь склад неиспользованной мебели, а здесь у нас туалет, — Саша приоткрывает дверь и показывает кафельную прихожую, в которой стоит тумба, мусорное ведро с пепельницей, стулья, кресло и белая доска. У тумбы сидят женщина и мужчина и что-то обсуждают. — Здесь можно курить, и все важные вопросы решаются, как правило, здесь.

Показывает мне комнату отдыха — такой же, как и все остальные, огражденный перегородками сектор, но со стеклянными столами, большим коричневым кожаным диваном, разноцветными пластмассовыми стульями, шкафом с провизией (в основном печенье) и микроволновой печью, магнитной белой доской и офисным алтарем — кулером с водой. На доске красным и зеленым маркерами выведен пухлый, игривый заголовок «ХОТЕЛКИ», под которым клиенты центра записывают, чего им не хватает для счастья. Среди прочего — телефон, боксерская груша, перекладина для подтягивания, холодильник и приватный туалет.

«Co-pie» — первая компания в столице, предлагающая услуги по сдаче рабочих мест по абонентской системе. Это значит, что испытывающий неудобства при работе на дому фрилансер или начинающая бизнес-компания, вместо того чтобы пытаться найти офис за большие деньги и заниматься его обустройством, платит в три-четыре раза меньше и получает, во-первых, полноценное место для труда, во-вторых, рабочую атмосферу, а в-третьих, самое главное, возможность профессионально расти и общаться в среде «близких по духу» людей. Основа философии коворкинга —  маленькая трудовая биржа, где постоянно происходит обмен заказами, клиентами, опытом и идеями.

Плата за рабочее место это, в сущности, ежемесячный членский взнос, который открывает дорогу в «естественный бизнес-инкубатор», как называет «Co-pie» его учредитель Никита Филиппов:

— Коворкинг — место, где ты можешь работать и не тратить 30—40% своего времени, чтобы говорить, как босс большой компании: «Так, Зиночка, не забудь вот эту бумажку. И вот ту». В идеале коворкинг-центр, это офис, как у Google: тебя кормят, поят, рабочее место как угодно завалено, царят неформальные отношения. О тебе заботятся, а ты должен только работать. И построено все на личной мотивации.

Чтобы максимально приблизиться к идеалу, организаторы коворкинг-центра проводят «альфа-тестирование» за счет замечаний и пожеланий немногочисленных клиентов, появившихся после неофициального открытия в начале сентября. Полноценное открытие для всех желающих планируется на ближайшие дни.

В СНГ коворкинг пришел через три года после его появления. Первый офис открылся в Киеве, затем в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Вовсю идет работа над открытием центров в Алуште, Одессе, Перми, Омске, Тольятти.

Алексей Глазков из Екатеринбурга, 23 года, основатель одного из самых интересных коворкинг-офисов в СНГ, рассказывает про свой опыт:

— Понятие «coworking» появилось в моей жизни, наверное, месяцев пять назад — тогда на сайте «Вебпланета» опубликовали статью из New York Times про американского программиста, решившего совместить плюсы офисной и домашней жизни-работы. Заметка меня очень заинтересовала, и когда я прочитал ее своему партнеру Станиславу Бодягину, который хорошо осведомлен о моих целях (Алексей реализует расписанный на 7 лет план создания структуры, которая «служила бы опорой для тех, кто стремится развиваться коммерчески и психологически», он сказал: «А что тянуть? Давай сделаем?». И мы, в лучших традициях Брэнсона, послали все к черту и стали «делать коворкинг».

Алексей и несколько присоединившихся к нему человек осмотрели около 20 различных помещений, устроили голосование в крупном интернет-сообществе «Хабрахабр» и выбрали четырехэтажную башню с винтовой лестницей в здании напротив ж/д вокзала. Текущую организацию работы в «Башне» Алексей характеризует как «коммунальная работа»: как общага в университете, только здесь не студенты живут, а люди работают.

Недавно участники «Башни» спозиционировали себя на внешнем рынке как сплоченную организацию. Их умение «вкусно готовить» разные бизнесы из состояния задумки до как минимум стартапа дало возможность называть себя людьми, предоставляющими услуги «управление проектами» и «развитие новых направлений бизнеса»:

— Многие компании не против расширить область своего развития на еще 1-2 направления, — рассказывает Алексей, — но часто не представляют, что именно нужно делать, или не имеют для этого достаточно людей. Тогда они создают вакансию «управляющего проектом» и пытаются найти человека, который бы быстро «въехал» в тему и качественно сделал нужную работу. Тут-то и появляемся мы, все в белом, и продаем свои услуги на тех же условиях, что и выдвигались компанией (то есть тот же месячный оклад, качество и сроки). При этом компания получает не одного сотрудника, с которым связаны определенные траты и риски, а целую команду, которая и сработает быстрее, и за результат поручится.

Главный плюс и качество коворкинга в «Башне» реализовалось полностью: наличие профессионалов разных специальностей (среди них бухгалтер, юрист, рекламщики, программисты) привело к тому, что происходят мощные мозговые штурмы и все вопросы и проблемы решаются мгновенно. Очень часто, радуется Алексей, за счет наличия у людей разного видения мира удается получить ответ на волнующий вопрос, не вставая со стула:

— Это совершенно поразительная вещь. Никогда раньше не встречал такой синергии, хотя довелось работать в четырех разных компаниях, видеть работу еще десятка других. В них есть какой-то смутный напряг. А здесь все само решается.

Сейчас все свое время Алексей Глазков тратит на расширение и улучшение сети коворкинга в родном городе. В планах — создание функционально раздельных офисов: скоро открывается «Инжи» под инженерную тематику, «Адиум» для проведения семинаров и конференций, «Интро» для приема клиентов «по высшему разряду».

В Москве с начала года было предпринято несколько попыток, но успехом увенчалась только инициатива 22-летних Никиты Филиппова и Дмитрия Кузнецова.

«Московоркинг», который долгое время называли первым в столице офисом новой модели, представлен плохо работающим сайтом. Контактного телефона нет, на письма ответы не приходят. Аналогичная ситуация с центром «Life Creativity Lab.», открытие которого было анонсировано на начало сентября. Ожидания и расчеты создателей офиса «Для друзей» на станции метро «Белорусская» не оправдались, поэтому они решили в только что отремонтированном помещении открыть магазин.

— Есть два важных момента, почему коворкинг работает и в Екатеринбурге, и в Санкт-Петербурге, — комментирует Никита Филиппов. — Первое: дешевле рынок аренды офисов. Во-вторых, там это, как правило, друзья, которые ограничиваются большой арендуемой квартирой. Основная их цель — снижение ежемесячных затрат. Москва же немного другой город, взрослее, капризнее. Здесь сделать это сложней.

Сейчас услугами «Co-pie» пользуются 13 человек. Это сотрудники еще не запущенного трехмерного мебельного онлайн-каталога Roomix; музыкальной подкаст-сети Tunestory; музыкального развлекательного генератора Muzicons, фонда бизнес-ангелов Addventure; дизайнеры онлайн-игры «Супергерои»; а также работники интернет-проекта «Кинокруг».

По прогнозам генерального директора «Co-pie» Дмитрия Кузнецова, для заполнения офиса потребуется чуть больше месяца. Человек, желающий работать в коворкинг-офисе, должен предоставить свое резюме и портфолио, рекомендации от бывших работодателей. Это нужно для того, чтобы организаторы поняли, подходит ли им человек.

— Нельзя же посадить рядом абсолютно несовместимых людей, — говорит Никита Филиппов. — Антисоциальный тип либо каплю дегтя капнет, либо убьет всех. Поэтому те, кто про нас говорит, что мы, мол, тупо сдаем «койко-место» для работы, не правы. Наша задача — не выпускать ситуацию из-под контроля. Хочется, чтобы всем было public good — все довольны. Лампочку закрутил и сразу видишь, что всем хорошо.

На вопрос «Что ждет коворкинг в Москве?» создатели «Co-pie» отвечают, что могут только гадать:

— Мы хотим, чтобы коворкинг развивался, — рассказывает Никита Филиппов, — это реально удобно. Думаю, что, несмотря на российскую уникальность и наш «особый путь», о котором все любят говорить, модель, прижившаяся на Западе, приживется и у нас. Возможно, это превратится, как на Западе, в новый стиль работы: люди работают на себя в этом кубе, коворкинге, куда заливаются заказы, как в одну большую компанию. И там они уже внутри раскидываются, как на бирже.

Ясно, что попытки открыть офисы совместной работы еще будут предприниматься. Вопрос в том, как это лучше всего сделать, чтобы все работало. Сами ребята собираются весной сделать еще три-четыре офиса в Москве, а с лета начать выходить в регионы. Начнут с Твери, чтобы, как говорит в шутку Дмитрий Кузнецов, «пойти по этапу». Следующие «пространства» будут менее офисно выглядеть — сейчас определенные ограничения на внешний вид накладывает руководство МЭСИ.

Евгений Савин, генеральный директор компании «Датигра», называет коворкинг «коровником». Его компания собирается открыть в Москве после Нового года «Зеленый Коровник»:

— Коворкинг должен состоять в цепочке проектов, событий. У нас есть пять разных проектов: информационный, венчурное финансирование, создание и поддержание стартапов, мероприятия для инвесторов и стартаперов и, собственно, сам коворкинг. Для нас важно, чтобы все эти пять проектов создали между собой взаимодействие. Коровник — это часть цепочки, без которой она не будет эффективна. Ведь это место, где коммьюнити, сообщество, которое нельзя потрогать, становится реальным, доступным. Будучи частью инфраструктуры, «Коровник» сам наполнится людьми и станет центром встреч и мероприятий. Это все-таки совсем другое по сравнению с простой сдачей офисного помещения.

Автор: Егор Мостовщиков, «Новая Газета«.

Теги: | Категории: Статьи о коворкинге

Подписаться на комментарии

Оставь свой комментарий!